Премия Рунета-2020
Томск
+7°
Boom metrics
Общество15 октября 2021 3:39

Почти шекспировские страсти

Настоящую бурю эмоций у всех участников процесса вызвал допрос Анны Касперович по делу И.Кляйна
Бывший начальник департамента архитектуры и градостроительства администрации города Томска Анна Касперович 14 октября провела за трибуной свидетеля в Советском районном суде.

Бывший начальник департамента архитектуры и градостроительства администрации города Томска Анна Касперович 14 октября провела за трибуной свидетеля в Советском районном суде.

Бывший начальник департамента архитектуры и градостроительства администрации города Томска Анна Касперович 14 октября провела за трибуной свидетеля в Советском районном суде почти рабочий день – 6 часов, уже второе заседание подряд отвечая на вопросы прокурора, адвокатов, подсудимого и судьи, конечно.

«Вся такая внезапная, такая противоречивая вся…»

Анна Александровна, надо отдать ей должное как профессионалу, почти на все вопросы, касающиеся сферы деятельности вверенного ей в свое время мэром Кляйном департамента отвечала бодро и уверенно. Но в этой фразе ключевое слово - как раз слово «почти». Потому что различия в показаниях Анны Александровны на предварительном следствии и в суде заметили не только сам Кляйн, его адвокаты, но и судья, и даже прокурор.

Не хочу утомлять читателя пересказом, безусловно, важных деталей и подробностей, которые своими вопросами добивались в четверг, 14 октября, все стороны судебного процесса у ключевого свидетеля. Они помогут пролить свет на ситуацию – и в этом их задача. Для обычного человека в той же степени важны, если можно так сказать, общечеловеческие ценности. Вопросы, которые каждый из нас когда-либо задавал себе сам. Это горько, конечно, но Иван Григорьевич Кляйн смог найти ответы на многие мучившие вопросы только в суде. Хорошо, что он воспользовался этой возможностью.

Один из вопросов касался самой процедуры рассмотрения заявлений граждан на комиссии по предоставлению земельных участков.

- Для чего вы рассматривали заявления на комиссии в течение всего 2015 и даже 2016 года, если с 1 марта 2015 года были внесены изменения в Земельный кодекс, был упрощен порядок предоставления земельных участков и можно было обходиться без комиссии? – спросил Кляйн у Касперович.

- Положение о комиссии не было откорректировано, поэтому мы и рассматривали, - бойко отвечала мэру его бывшая подчиненная.

- А кто должен был привести в соответствие это положение? – продолжал наступление мэр.

- Департамент правового обеспечения – тот, кто следит за изменением законодательства, - ни на секунду не смутилась А.Касперович.

- А вот тут юристы мэрии недавно говорили, что это должен делать профильный департамент, - упорно гнул свою линию мэр.

Это не могло не вызвать оптимистичную «подколку» судьи:

- Ну, это оба департамента администрации…

Кляйн (со вздохом):

- Понимаю, это все - мое… А на ком, Анна Александровна, лежит ответственность за принятие актов?

Лучше бы мэр не играл в «аттестацию». Потому что ответ не замедлил прилететь тут же:

- На том, кто его подписывает. На мэре.

Градоначальника, впрочем, было не так легко смутить:

- Я еще раз спрашиваю: на ком лежит ответственность за содержание правовых актов?

Журналисты по причине санитарных ограничений в связи с ковидом располагаются в другом помещении с видеотрансляцией и не видят лица Анны Александровны. Но в голосе ее слышится добрая усмешка:

- На том, кто его подписывает. Все остальные согласовывают.

Возможно, в этот момент И.Кляйн в очередной раз пожалел, что так легко дал себя уговорить, выдвинув свою кандидатуру на должность мэра на второй срок.

Про «лишние» 11 миллионов

Дело шло к восьми вечера, заканчивался второй час работы суда вне распорядка. А судье, чувствовалось, все-таки хотелось знать еще немножко больше – и уже не про внутренний мир человека. Ему на самом деле хотелось разобраться в маневрах застройщика. Ну, кто в самом деле, в добром здравии может просто так вкладывать деньги в проект, не будучи уверенным, что этот проект – его? Речь снова зашла о действиях предпринимателя Аминова, когда он вложил, по его словам, 11 миллионов рублей в разработку проекта планировки застройки территории микрорайона Мокрушинский.

- У меня вопрос конкретный, - сказал судья. – Давайте по хронологии: отказ заявителю Аминову в смене зоны с производственной на общественно-жилую в январе 2017 года, затем внесение в систему «Геокад» информации о 300-метровой зоне «Томского пива» и наконец разработка Аминовым в июле 2017 года проекта планировки территории. Эти действия как-то связаны между собой?

Судья на секунду задумался, проговорив как бы про себя:

- Нет, если есть лишние 11 миллионов – то, можно, конечно, что-то разрабатывать…А логика какая здесь?

Вот что ответила Анна Касперович. Дословно.

- Логики, на мой взгляд, никакой нет. Конечно, заявитель рассчитывал, что он там запроектирует жилье. Судя по намерениям. Но там невозможно было запроектировать жилье. Там есть производственная зона и санитарно-защитная зона. Там можно было размещать только какие-то иные объекты, но не школы, ни детсады, ни жилье. Можно было сначала изменить зонирование, и только потом делать проект планировки.

Но судье все-таки не давала покоя противоречивость показаний свидетеля. Он так и сказал:

- Мне не дают покоя два вопроса. Вы в суде сказали нам, что если не переведена территориальная зона с производственной на общественно-жилую, нет смысла разрабатывать проект планировки территории. А на следствии вы говорили, что именно наличие санитарно-защитной зоны 300 метров влечет за собой невозможность и ненужность разработки планировки территории. На что повлияло это внесение в систему «Геокад» сведений о 300-метровой зоне, если изначально не изменена зона с П4 на ОЖ?

- Если зону не менять… Я не понимаю, зачем инвестор стал делать проект планировки…Нет объективного смысла.

- И еще. На следствии вы говорили, что Кляйн дал указание внести сведения о санитарно-защитной зоне в Генплан. Вы подтверждаете про Генплан? Или это была система «Геокад»?

- Ну, в базу надо было внести, - «перевела» свои «зимние» показания Анна Касперович.

- В «Геокад»? – уточнил судья напоследок.

-Да.

И об «очищении души»

Поймала себя на мысли, что происходящее в зале суда очень напоминает очную ставку. Так оно и есть по сути. Они должны были встретиться глаза в глаза. Чтобы один мог задать мучившие его вопросы в ответ на откровения бывшей подчиненной в процессе следствия. А другая, не моргнув, на эти вопросы ответить. И знаете, не только подсудимому в некоторые моменты судебного процесса было неловко. Среди журналистов обычно много эмпатов, которые по привычке ставят себя на место героев. Конечно, чувствовать себя в нынешней роли мэра – то еще «удовольствие». Но влезать в «шкуру» его визави – это, можно сказать, просто «испанский стыд».

И снова в суде - вопросы про пресловутое задание мэра организовать процедуру предоставления земельного участка для дочери.

- Вы сказали, что 13 числа я вас вызвал, дал команду организовать заявление от имени моей дочери, - продолжает искать истину Кляйн. - А зачем надо было вносить это заявление в протокол задним числом, 12-го? Почему нельзя было это сделать через неделю, 19-го?

- Я только транслировала Климовой ваше поручение.

- Вы сегодня сказали, что «мэр вам дал задание подготовить документы по процедуре». Я что, говорил вам, какого числа надо в комиссии рассмотреть и как записать в протоколе?

- Вы все время меня торопили, все время подталкивали, говорили: быстрее, быстрее надо рассматривать…

Мэр зачем-то снова решил заняться «воспитанием» теперь уже непонятно чьих кадров:

- Анна Александровна, то есть вы прекрасно знали и осознавали, что 12-го числа заявление Кляйн Светланы Ивановны не рассматривалось?

Ответ был игривым:

- Ну, если оно не рассматривалось, то, конечно, я понимала, что оно не рассматривалось.

Мэр «игру» не принял и продолжал:

- И еще вопрос: откуда вам известно о моей причастности к управлением «Томским пивом»?

- Я не совсем понимаю вопрос, что такое управление деятельностью завода, - кокетливо констатировала Анна Александровна. - Но поручения, которые связаны с деятельностью завода, были. А как это назвать – управление или нет, не могу сказать.

И тут Кляйн не выдержал. Сорвался:

- Если ваша душа не будет очищена, как вы будете с этим жить, Анна Александровна?

В этих стенах эта лексика была явно чужеродной, поэтому тут, конечно, предсказуемо вмешался прокурор:

- Ваша честь, это не вопрос, это собственная оценка. Прошу снять этот вопрос.

Но много повидавший в ходе процессов судья Хабаров разрешил свидетелю ответить, пояснив прокурору: «Это называется «риторический вопрос».

- По-вашему, я свои прихоти исполняла? - немного вспылила и Анна Александровна. - Или все-таки это было в ваших интересах? Как вы мне давали задания, так я их и исполняла. Вот так я и буду жить. Так же, как и вы.

Судья, спохватившись, попросил обе стороны:

- Давайте эту тему не будем углублять.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дочь мэра Томска купила землю по рыночной цене и при отсутствии других желающих

Об этом рассказали на заседании в Советском районном суде чиновники администрации города(подробности)

Анна Касперович: «Кляйн контролировал каждый мой шаг»

В Советском районном суде сегодня выступила один из ключевых свидетелей обвинения по делу мэра Томска И.Кляйна (подробности)

Интересное