Премия Рунета-2020
Томск
+10°
Boom metrics
Общество8 мая 2024 4:50

«Аутизм проявился после ожога»: томичка поделилась историей своего 21-летнего сына

После сильного ожога у томича диагностировали ментальное расстройство
Клим смог поставить несколько рекордов: он первым среди аутистов окончил 11 классов и поступил в столичный вуз. Фото предоставлено собеседницей издания

Клим смог поставить несколько рекордов: он первым среди аутистов окончил 11 классов и поступил в столичный вуз. Фото предоставлено собеседницей издания

История 21-летнего томича Клима Колосова удивительна: в возрасте около 2 лет веселый и общительный ребенок внезапно стал аутистом после того, как ошпарился кипятком. Несмотря на сложности, обрушившиеся на семью мальчика из-за его инвалидности, Климу удается жить ярко, добиваться таких успехов, каких еще не добивались люди с ментальными расстройствами. О судьбе необычного молодого человека «Комсомольской правде – Томск» рассказала его мама – Ирина.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

- Когда стало заметно, что Клим проявляет себя по-особенному? Чем он отличался от своих сверстников в детстве?

- Сначала сын был очень жизнерадостным, активным ребенком. Все изменилось так резко… Для меня до сих пор ужасно тяжело вспоминать то, что случилось около 20 лет назад в нашем доме. Я стояла всего в сантиметрах пяти от посуды с кипятком, но как-то Клим все же опрокинул на себя воду. Это было накануне его двухлетия. Ожог получил серьезный, делали пересадку кожи, переливание крови. Врачи – реаниматологи, анестезиологи - нас предупредили, что иногда после такого происшествия ребенок очень меняется, даже могут появиться другие вкусовые предпочтения. Чтобы мы не удивлялись. И действительно: сына как будто подменили. Обычно он энергичный, а тут прямо висит на мне, никуда не отпускает, капризный, чувствительный. Примерно с полгода мы списывали это на последствия, думали, что вот сейчас-сейчас, малыш придет в себя и восстановится, увидим снова нашего мальчика. А ничего не проходило. Другой какой-то человек.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Потом я также думала, что, может быть, это не от ожога? Ведь в отделении, где мы долго лежали, я видела колоссальное количество детей с травмами самыми разными, и тяжелыми, но ни у кого не было аутизма. Зато часто встречала тех, кто жаловался на подобные изменения после прививки. Но теперь уже гадать бесполезно, нужно идти дальше.

- Ирина, что было после больницы и восстановления?

- Мы показали ребенка специалистам в Сосновом бору, но там сказали, что еще очень рано делать какие-то выводы, мальчику не было даже 3 лет. Раньше аутизм ставили только годам к 5, никакой ранней помощи - это упускалось. Но я четко уже понимала: что-то здесь не то и надо искать, кто будет с Климом заниматься. Как раз там, в Сосновом бору, за него взялся первоклассный логопед. В 5 лет сын уже умел читать, был развитый. А вот все, что касается перегрузок – звук, свет, умение вести диалог – отсутствовало напрочь. У ребенка были монологичная речь и только его узкие интересы: динозавры, волки, мультики, русские народные сказки. Очень большая избирательность в еде. Жил на гречке, рисе и зеленых яблоках, больше вообще ничего не хотел есть. Стереотипные движения навязчивые, быстрая утомляемость. В итоге диагностировали аутизм. Горе горькое мне было, конечно.

С одной стороны, я выдохнула: значит, я не сумасшедшая мать, какая-то тревожная и мнительная. И теперь я знаю, как наша проблема называется, с чем конкретно нужно бороться. И все же такое прямо горе накрывало. Все стадии его переживания - отрицание, торг, гнев - все на свете я прошла. И сейчас, кажется, я в стадии принятия. Но иногда снова куда-то выбрасывает в самое начало, как будто заново все. Например, когда попадаем в новое общество. Как-то пришли с сыном в колледж культуры, там пришлось объяснять – что с парнем не так, какая у него «кнопка», как искать подходы. Ведь ему нужно немножко больше времени, чтобы что-то понять, он на своей волне. Если что-то Климу говоришь, не надо перефразировать и менять посыл, так как каждая фраза для него - новая команда. Ну ничего, все равно это преодолеваешь, ведь уже знаешь, что есть жизнь и с детьми с аутизмом.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Оформлять инвалидность Климу я сначала отказывалась, потому что мне казалось, что это жутко и не про моего ребенка, ничего нам этого не надо – бумаг и льгот, все будет хорошо. А потом врач сказала: «Ну, значит, в армию заберут». Я: «Какая же ему армия?! Поговорят с ним и поймут, что он странный, не возьмут». Она: «Патроны подносить поставят, на какую-то простую работу». Я так напугалась, сразу все оформила. Мой старший сын, Матвей, служил и подтвердил: «Мам, нет, там даже в благополучное время не для Клима место».

- Посещал ли Клим детский сад, школу, общался ли со сверстниками?

- В те годы еще не существовало специальных садиков для таких детей. Аутизм был чем-то странным и очень сложным для садов. Мы пробовали ходить в 22-й речевой сад, где есть логопед. Ничего не получалось. Там воспитатели просто старались не беспокоить Клима. У них была такая толстая тетрадка, вся исписанная наблюдениями, например: «Не захотел заниматься на индивидуальных занятиях». Я удивлялась: «Ну как-то же надо ребенка заинтересовывать, вдохновлять».

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Затем мы нашли другое место - психологический центр, он до сих пор существует в Томске. Нам сказали: «Будем работать, ок!», и работали здорово. Мы даже ездили с ними 3 сезона в лагерь на остров под Кемерово. Там собирали ребятишек из детских домов и из неблагополучных семей, немножко отдельно от нас. Это были, конечно, суперпогружения.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

По 3 недели как Робинзоны – сами на костре готовили, искали себе хворост. У Клима в такие поездки происходило много разных прорывов. Например, там он освоил календарь «с горя»: понять, когда мы отсюда уедем, можно было только через календарь. Общение 24/7 сын пытался саботировать, в палатке сидеть, но там жарко.

В общем, разные экстремальные штуки я ему устраивала, чтобы были прорывы через напряжения, и он двигался дальше. Иногда меня, конечно, заносило. Хождение по стеклам, углям... Клим сам не решился, но наблюдал полными ужаса глазами за тем, как это делала я.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

В школу Клима брать никто не хотел. По месту жительства сказали: вот 1-го сентября он будет в классе, а 2-го на домашнем обучении, так как мы не сможем ему обеспечить обучение в коллективе, где 30 человек. Тогда также не было классов для детей с аутизмом. Выходом я видела речевые классы, у сына был шанс удержаться, когда больше индивидуального подхода. Прорвались мы в 12-ю школу, где отучились 4 года.

Клим с родителями

Клим с родителями

Потом в школе сказали: «Все, класс расформировывается, уходите». А куда уходить? Сидели с директором, думали. Все-таки затем взяли сына в прекрасный класс, хотя в нем и было 28 учеников: 25 девочек и 3 мальчика. А девочки - более гуманные, подобрее, и обязательно какая-нибудь из них начинала опекать Клима, практически в любой компании.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Сын закончил 11 классов. Ничего этого не предвещало, потому что обычно такие ребята заканчивают 9-летку с грехом пополам, учась в коррекционных школах. У нас же было так: после 9 класса на психолого-медико-педагогической комиссии Клим заявил, что собирается в 10-й. Все растерялись. Никто и помыслить не мог, что человек с аутизмом, инвалидностью будет учиться дальше. На меня смотрят, а я говорю: «Давайте попробуем». Ответили, что такого еще не было, что мы занизим показатели школы. Но взяли. В итоге – благодаря врожденной грамотности, большому интересу к английскому и огромному прилежанию, что подкупало любого учителя, сын прекрасно сдал свой облегченный вариант ЕГЭ – на «4».

Клим с мамой, братом и бабушкой. Фото предоставлено собеседницей издания

Клим с мамой, братом и бабушкой. Фото предоставлено собеседницей издания

- Кем Клим решил стать после школы и чем стал заниматься дальше?

- Он еще с детства мечтал стать артистом. Решил пробовать поступать на актерское. И не где-нибудь, а в Москве. Нашли репетитора, который оттачивал с Климом мастерство, разучивал басни. Итог был поразительный: сын сдал ЕГЭ – историю, литературу, русский, прошел очный тур в столице и поступил там в Российскую государственную специализированную академию искусств. Но вскоре меня вызвал ректор и сказал: «Впервые у нас такое. Обычно берем слабослышащих, с нарушениями зрения, опорно-двигательного аппарата. Никогда не было студентов с ментальными расстройствами, никто из таких даже не дерзал поступать. И вот в чем проблема: на актеров мы учим через медленное расшатывание нервной системы. Ребята должны быть пластичными, гибкими, хохотать, тут же плакать, кувыркаться, обниматься. А что будет с Вашим сыном?». Мы все взвесили и решили, что это было бы правда тяжело при сосредоточенности и чувствительности Клима. Я струсила, забрали документы.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

После Москвы сын поступал в Томский колледж культуры. Не прошел, так как там был просто огромнейший конкурс. И все же в заведении к нему душевно отнеслись и подсказали попробовать попасть на отделение визуальных искусств, которое он теперь заканчивает. Скоро получит диплом специалиста в сфере фото и видео. Это тоже для нас очень крутой опыт.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Вообще у моего сына всегда были какие-то удивительные желания, хотя возникали они нечасто. Клим очень деликатный, особо ничего никогда не просит. Но вдруг, заканчивая коллеж, говорит: «Хочу стать портным». Я: «Кем?? Ну ладно, давай что-то искать». Теперь присматриваемся к местному техникуму социальных технологий. Еще есть частные школы, где тоже могут научить такому ремеслу.

Несмотря на смены деятельности, Клим по-прежнему продолжает восхищаться театром. Это добавляет в его жизнь много красок. Сын ходит в студию «Театр на равных», где ребята занимаются с режиссером в «Аэлите».

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Клим обожает спектакли и как зритель. Смотрит все томские премьеры и не только. В прошлую поездку в Москву мы с трудом определились, в какой театр сходить, потому что парень уже успел познакомиться почти со всеми столичными спектаклями по интернету. Это настоящая страсть. Недавно мой старший сын даже сказал: «Мама, давай научим Клима писать рецензии. Цены же не будет человеку. Он абсолютно все видел».

Спорт – тоже часть жизни Клима. У него круглый год - бассейн, зимой - горные лыжи.

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

На сегодняшний день сложилось так, что люди с аутизмом в нашем окружении - младше моего сына по возрасту. Они смотрят и говорят: «Вы для нас как маяк! Клим закончил 11 классов, значит, и мы, наверное, сможем». Потом бах – колледж. Ребята снова пытаются равняться и подтягиваться: «Ничего себе! Значит, так можно!».

Фото предоставлено собеседницей издания

Фото предоставлено собеседницей издания

Напомним, ранее «Комсомольская правда – Томск» рассказала, что в регионе более 50 инвалидов и пожилых людей находятся в приемных семьях.

Читайте также Была из порядочной многодетной семьи: появились подробности о погибшей при ДТП 8-летней томичке