Премия Рунета-2020
Томск
+7°
Boom metrics
Общество12 ноября 2021 14:00

«Суриков сказал, что мэр волнуется за документы»

Экс-руководитель управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Томской области Анатолий Кривошеин высказал свое мнение, отвечая на вопросы в судебном заседании по делу Ивана Кляйна
Свидетель Анатолий Кривошеин лично знаком с мэром Томска Иваном Кляйном не был. Фото: Валерий Доронин

Свидетель Анатолий Кривошеин лично знаком с мэром Томска Иваном Кляйном не был. Фото: Валерий Доронин

Свидетель Анатолий Кривошеин лично знаком с мэром Томска Иваном Кляйном не был, виделись они только на коллегиях в управлении внутренних дел. Однако получилось так, что Анатолия Александровича в 2018-2019 годах «попросили помочь» мэру.

Выемка прошла спокойно

Анатолий Кривошеин рассказал, что в ноябре 2018 года группа сотрудников управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Томской области проводила в ОАО «Томское пиво» оперативно-розыскные мероприятия. Силовикам поступила информация о нарушениях этой коммерческой организацией налогового законодательства РФ, и они прибыли на выемку документов.

Кривошеин вспомнил, что первого руководителя предприятия в тот момент на месте не оказалось, полицейские общались с исполняющим обязанности гендиректора (кажется, это был главный инженер). При этом процедура изъятия документов, а точнее, их копий, и на бумажных носителях, и на электронных, прошла достаточно спокойно.

Прокурора интересовало, имелись ли препятствия со стороны руководства завода в момент процедуры изъятия? - Когда на предприятие приходит полиция, мало кто этому событию рад, - вздохнул бывший «обэповец» Кривошеин. – И люди начинают защищаться - законными методами. Поэтому какие-то мелкие противоречия, может, и были сначала, и вопросы задавались: «В связи с чем забираете документы?» Но в целом противодействия не было. Наши сотрудники отвечали, что это необходимо для проведения оперативно-розыскных мероприятий. После изъятия документов было назначено бухгалтерское исследование, которое проводилось достаточно длительный период. Но после всех мероприятий документы были возвращены. Это произошло, может быть, через год.

Хотел «решить вопрос»

Как поведал суду свидетель, сразу после проведения мероприятий в ОАО «Томское пиво» к нему обратился заместитель мэра по безопасности Евгений Суриков (они были знакомы по правоохранительной деятельности). Сказал о том, что его руководитель Иван Григорьевич Кляйн обеспокоен изъятием документов.

- Суриков пытался решить вопрос о возвращении документов на «Томское пиво» и выяснить суть проверки, - подтвердил свои показания на суде Кривошеев. - Я ему ответил, что проверка проводится в соответствии с законодательством, никаких нюансов я объяснять не буду.

- Он сказал, что действовал по просьбе Ивана Григорьевича? – снова вопрос прокурора.

- Да. Смысл был такой, что Иван Григорьевич сильно переживает по поводу изъятых документов, и поэтому Евгений Иванович оказывает содействие «Томскому пиву» в их возврате. По-моему, он ко мне в управление на переулок Фруктовый приезжал. И еще пару раз мы встречались на совещаниях. Он пытался несколько раз поднять вопрос по возврату документов, поскольку, по его словам, этим озабочен его руководитель, а он получил соответствующее поручение. И опять я ему ответил, что документы будут возвращены только по завершению мероприятия.

Вопрос от адвоката Ларисы Шейфер:

- А когда проверка прошла успешно, вы дали информацию в СМИ о том, что нарушения в ОАО «Томское пиво» не подтвердились?

- Я как начальник управления экономической безопасности и противодействия коррупции в принципе не был уполномочен давать какие-то комментарии. Я изначально не давал информацию в СМИ о том, что наши сотрудники изымали документацию в «Томском пиве». Это происходило в рамках закона об оперативно-розыскной деятельности.

- Кто-то повлиял на результаты этой проверки?

- Никто не влиял.

- А вы лично являетесь очевидцем разговоров по указанной теме между Кляйном и Суриковым? – задал вопрос адвокат Андрей Гривцов.

- Нет, не являюсь, - признался свидетель.

«Логики пояснить не могу»

Подсудимый Кляйн также не упустил возможность задать свои вопросы важному свидетелю обвинения:

- Анатолий Александрович, а что конкретно просил у вас Суриков?

- Он спрашивал, как возможно решить вопрос, чтобы документы были возвращены в «Томское пиво»?

- Без проверки? Или после проверки? – уточнил подсудимый.

- Ну, я понимал это так: нужно вернуть документы, и соответственно, прекратить проверочные мероприятия.

- То есть это ваше предположение?

- Да.

Суд не отказал мэру еще в паре вопросов свидетелю обвинения:

- Вы видели меня на коллегиях в Томском УМВД, Анатолий Александрович?

- Да, видел.

- Можете пояснить, зачем мэру обращаться к своему заместителю, если мэр имеет прямой выход на начальника УВД, на генерала? Какова логика таких действий?

- Не совсем ко мне вопрос, - так ответил свидетель Кривошеин. - Эту логику мне трудно пояснить.

- У меня нет вопросов, Ваша честь.

А вот у судьи Хабарова был вопрос. Один.

- Вы сказали, что изъяты были только копии документов. Изъятие копий ни на что не повлияло, работа завода не остановилась. Зачем тогда требовалось вернуть документы?

- Суриков сказал, что такую задачу поставил ему руководитель…

Скучно, девицы…

С годами мы все становимся более терпимыми к людям и обстоятельствам, это правда. И все чаще хочется найти объяснение нелепостям и фантасмагориям происходящего. Наверное, это называется мудростью. Я с большим пиететом всегда относилась к нелегкому труду представителей правоохранительных органов. Но простите вы меня, уважаемые бывшие «обэповцы», еще раньще – «обэхээсники», а теперь и вовсе не вполне благозвучные «уэбипэкаэсники» (от названия - управление экономической безопасности и противодействия коррупции – авт.)… Если к вам кто-то когда-то обращался с просьбой «решить вопрос», а вы повели себя достойно, на сделку не пошли, преступления не совершили, да еще и в результате грандиозной проверки в коммерческой организации (она длилась год!) факты нарушений законодательства не подтвердились, о чем тогда говорить?! Ильф и Петров в таких случаях сказали бы: «Скучно, девицы!»

Интересное