Общество19 июля 2021 5:00

Адвокат Ивана Кляйна Андрей Гривцов: «Главное – невиновность, позиция защиты и немного удачи»

По делу мэра Томска объявлен перерыв до 23 августа
Адвокат Андрей Гривцов. Фото: Валерий Доронин.

Адвокат Андрей Гривцов. Фото: Валерий Доронин.

За почти пять месяцев в Советском районном суде в ходе судебных заседаний допрошены более десятка свидетелей, среди которых - бизнесмен Ринат Аминов и глава Заречного сельского поселения, юрист Вадим Сидоркин, экс-чиновники Евгений Суриков и Павел Подгорный, бывшие и нынешние депутаты Думы г.Томска Елена Телкова, Виктор Носов, Андрей Петров, сотрудники администрации Томска, представители Управления Роспотребнадзора по Томской области. Помимо допросов свидетелей обвинения, прошло несколько «технических» заседаний, на которых сторонам представлялись документы по делу.

За это время обвиняемый – временно отстраненный от должности градоначальника Иван Кляйн перенес две хирургических операции, по ходатайству защиты переведен под домашний арест, отметил собственный день рождения, а его супруга Галина Кляйн не единожды дала показания в Кировском районном суде – уже по своему делу…

Перед длительным тайм-аутом мы вновь побеседовали с адвокатом Андреем Гривцовым, который до конца августа уезжает из Томска домой, в Москву.

- Андрей Андреевич, что вы можете сказать о судебном разбирательстве сегодня, по итогам почти пяти месяцев работы по делу томского мэра Ивана Кляйна?

- Могу сказать, что идет нормальный рабочий процесс, обычная работа по исследованию доказательств. Темп взят хороший, по два заседания в неделю. Для районного суда это нормальный ритм. Я не вижу действий, которые бы ущемляли защиту.

- Со стороны кажется, что вроде бы судебное расследование уже может двигаться живее, ведь три важных свидетеля – Аминов, Суриков, Подгорный – прошли. Остается еще ключевой свидетель Анна Подгорная (Касперович). Или мы чего-то недопонимаем?

- А мы, сторона защиты, еще и не представляли доказательств. Мы будем представлять их после стороны обвинения. Пока же работаем только по доказательствам обвинения. Вы видите, как идет процесс. И Касперович еще не была приглашена для дачи показаний. А протоколы допросов не могут исследоваться без участия свидетеля. В любом случае оценивать будет суд.

- Я читала информацию о Вашем собственном уголовном деле начала двухтысячных как детективный роман. «Лучший следователь прокуратуры г. Москвы» при расследовании громкого дела, связанного с воротилами рейдерского бизнеса, сам был обвинен в вымогательстве крупнейшей в России взятки – 15 миллионов долларов. И дважды оправдан! Насколько детали Вашего дела созвучны с делом Кляйна?

- Я могу сказать, чем дела похожи. Они похожи надуманностью выдвинутых обвинений. Это совершенно точно. Но я могу сказать, и чем они отличаются. Здесь, в Томске, подсудимый намного старше, мудрее, опытнее и гораздо большего в жизни добился. А другой подсудимый на тот момент был молодой мальчик.

- Тем более диву даешься: как молодой мальчик смог раскидать таких монстров и опровергнуть обвинение в «космической» взятке?

- Рецепт прост: я был не виноват. И потому я боролся.

- Андрей Андреевич, сколько таких невиновных сидят…

- Когда меня спрашивают, какие рецепты побед бывают в уголовном судопроизводстве, отвечаю: это невиновность, отсутствие доказательств, сильная позиция защиты и немного удачи в любом случае. Главное, чтобы вас кто-то услышал.

- Что касается сегодняшнего дела, какие в нем есть слабые места?

- Моя оценка в любом случае субъективна. С точки зрения защиты, доказательств – тут я уверен. Но не могу говорить за суд, так как я внутри процесса. Не знаю, о чем думает судья в тот или иной момент. Как ведется процесс – другое дело, тут я не могу предъявить претензий. Нам комфортно работается, нас никто не ограничивает, нет такого, что меня возмущало бы в процессе. Но какое будет решение суда, не могу знать. Поговорим об этом после.

- Скажите, а политическая или экономическая подоплека дела, если таковые имеются, мешают вам как защитнику?

- Я вообще об этом не думаю. Работа адвоката не связана с выискиванием причин: а почему так случилось? Это похоже на работу врача. К врачу приходят за помощью, и он не будет выяснять, что, как, почему… Ему важно вылечить, ему некогда думать, почему так произошло. Потому что кому-то человек перешел дорогу, к примеру…

- А вдруг эти знания помогут узнать рецепт спасения?

- Наш рецепт спасения только один. Он связан с защитой. Выискивать подоплеку нет смысла. Да мы ее и не поймем.

- Когда вы сами были в подобной ситуации, столкнувшись с фантастическими обвинениями, что вам помогло не сломаться?

- Поддержка семьи, близких, друзей. И у нашего подзащитного все так же. Несмотря на то, что Кляйн сейчас ни с кем не общается, он эту поддержку все равно ощущает. И она помогает. Ты всегда должен знать, что ты не один.

Временно отстраненный от должности градоначальника Иван Кляйн. Фото: Валерий Доронин.

Временно отстраненный от должности градоначальника Иван Кляйн. Фото: Валерий Доронин.

P.S. По итогам двух последних судебных заседаний (они прошли в закрытом режиме) адвокаты И.Кляйна обратились с ходатайством об исключении из доказательств о виновности подсудимого материалов, полученных с нарушением закона. Речь идет, в частности, о прослушивании телефонных переговоров мэра города, а также записи переговоров свидетеля Р.Аминова и юриста компании «Томское пиво» В.Литвина.

Как полагает защитник градоначальника Андрей Гривцов, в представленных суду записях телефонных переговоров нет фактов, доказывающих вину Ивана Кляйна. Защита уверена, что проведение оперативно-розыскных мероприятий при отсутствии оснований является нарушением закона.

- Переговоры, записанные Аминовым при помощи скрытого микрофона, размещенного на его теле, также не содержат никаких подтверждений вины нашего доверителя и лица, разговор с которым записан, - подчеркнул адвокат. - Более того, эта запись, на наш взгляд, вообще едва ли относится к обстоятельствам дела. Сам факт наличия и способ записи этого разговора, ход беседы свидетельствуют о том, что Аминов не мог не знать о проводимом оперативно-розыскном мероприятии, участвовал в нем добровольно, а это значит, что в суде Аминов дал заведомо ложные показания, заявив, что ему ничего не известно о том, кем и как был записан этот разговор.

Интересное