Премия Рунета-2020
Томск
+7°
Boom metrics
Общество28 июня 2021 2:00

Дело томского мэра: «экзамены» для чиновников и депутатов

В Советском районном суде продолжается допрос свидетелей по делу временно отстраненного мэра Ивана Кляйна
Виктор Носов и Иван Кляйн.

Виктор Носов и Иван Кляйн.

Только представителей Управления Роспотребнадзора по Томской области на прошлой неделе было допрошено 5 человек: они рассказали о плановой комплексной проверке, которое ведомство проводило в 2017 году в отношении ОАО «Томское пиво». Как выяснилось, нарушение состояло в том, что в один из месяцев не были проведены анализы воды артезианской скважины предприятия на Московском тракте. При этом площадка по адресу: ул.Мокрушина, 9/1, которая явилась яблоком раздора между предпринимателем Р.Аминовым и «Томским пивом», в сферу проверки не входила.

На суде озвучили также, что предприятие «Томское пиво» было отнесено к 3 классу опасности из пяти возможных, и санитарно-защитная зона составляет в этом случае 300 метров. Затем, после проведенной экспертизы, было принято решение об изменении класса опасности на более мягкий, 4-й.

С особым чувством, надо полагать, ждал в суде Иван Кляйн своих подчиненных – сотрудников администрации города Томска.

Все документы смотрели «через лупу»

Дмитрий Журов, начальник департамента правового обеспечения администрации города – человек, который контактировал с градоначальником практически ежедневно и напрямую. И прокурора, и судью интересовал вопрос: как вел себя мэр, когда дело касалось предприятия, собственником которого он являлся?

Журов ответил:

- Указаний, чтобы действовать в интересах предприятия «Томское пиво», мне никогда не давалось. Подобные факты в отношении других людей мне также не известны.

«Главный юрист мэрии» рассказал суду о том, как готовятся в администрации города документы. К примеру, постановления об изменении зоны:

- Вся процедура начинается с момента поступления заявления от гражданина, юридического лица. Затем оно рассматривается департаментом архитектуры и градостроительства, комиссией по землепользованию и застройке.

Дмитрий Анатольевич не скрывал, что очень часто в силу своих знаний мэр мог поправить какие-то документы:

- Иной раз у нас глаз «замыливался», что-то могли пропустить. А Иван Григорьевич всегда внимательно вычитывал документы, находил для этого время. Часто он меня вызывал, чтобы выяснить, почему в документе так, а не иначе. Когда-то удавалось убедить мэра, а когда-то, наоборот, он обнаруживал неточность, ляп, который необходимо было устранить.

Журов рассказал и о режиме, в котором работал мэр:

- Часов в 7 утра он уже был в кабинете. Часто служебные вопросы приходилось с ним решать и после окончания рабочего дня, в 8-9 вечера. Загруженность такая была.

Снова конкретный вопрос от суда: участвовал ли мэр в управлении ОАО «Томское пиво»?

- Мне об этом ничего не известно.

Свой вопрос свидетелю задал и Кляйн:

- Какие исходили от меня наставления, просьбы, требования, касающиеся меня лично, моей семьи, можете вспомнить? - Мы действовали в соответствии с требованиями действующего законодательства, - был лаконичный ответ.

А дальше Дмитрий Анатольевич пояснил уже подробнее:

- Главная задача, которая стоит передо мной как перед начальником департамента – обеспечить правовое сопровождение деятельности администрации в целом и мэра города в частности. Первый руководитель подписывает очень много документов. И если эти документы ненадлежащего качества, тем более незаконные, то в первую очередь это удар для меня как для профессионала. Поэтому на все, что касалось сложных ситуаций, особенно предприятия «Томское пиво», мы смотрели буквально «через лупу». Отслеживали в особом режиме, можно сказать. Делали все, чтобы не подставить мэра, чтобы ни у кого не возникло подозрений о преференциях мэрии этому предприятию. И чтобы, не дай Бог, в последующем не было обвинений в коррупции.

О капитализме и интересах народа

Андрея Петрова, депутата Думы Города Томска двух последних созывов и доцента ТГАСУ, пригласили в суд в первую очередь как члена комиссии по землепользованию и застройке. Он рассказал, как он проголосовал по вопросу изменения зоны с производственной на общественно-жилую на земельном участке по ул.Мокрушина, 11/1 в далеком 2016 году.

- Я голосовал против. Это моя личная позиция, - объяснил Андрей Геннадьевич. – Я видел, что в результате реализации того проекта застройки на ул.Мокрушина (который был предложен предпринимателем Р.Аминовым – ред.), у нас производство из города постепенно уходит, людям становится негде работать… Еще я считал, что есть вопросы, связанные со сложной транспортной инфраструктурой микрорайона. Эту свою позицию я озвучил на заседании комиссии по землепользованию. Помню, что свою озабоченность по развитию микрорайона в части транспортной доступности высказывала и депутат Сорокова Лариса Анатольевна. И вопрос развязки на Мокрушинском переезде нами обсуждался. Сколько мы видим подобных ситуаций! Например, когда в Зеленых горках построили большой микрорайон, но нет социальной инфраструктуры, и в результате люди страдают.

Свой вопрос депутату задал и подсудимый Кляйн. Чувствовалось, что эта тема не дает Ивану Григорьевичу покоя просто по-человечески:

- В 2016 году вы голосовали против изменения зоны в микрорайоне Мокрушинский. Но наступил 2020 год – и Дума проголосовала «за». А что изменилось?

Действительно, в декабре 2020-го, когда мэр Томска уже больше месяца был под арестом, Дума Томска приняла решение о переводе Мокрушинской зоны с П4 на ОЖ, и застройка жилыми домами стала возможной.

- А я и в 2020 году голосовал против, - просто ответил Петров.

Но поскольку Андрей Геннадьевич все-таки является депутатом от партии КПРФ, он просто не мог сформулировать свою точку зрения иначе:

- Одно дело – прибыль, капитализм, а другое – интересы людей.

Это чудо великое – стройка!

Виктор Носов, директор АО «Томдом» ТДСК, был депутатом Думы г.Томска двух созывов, до сентября 2020 года, и в суде он появился как тогдашний член комиссии по землепользованию и застройке.

Свое обращение к свидетелю Носову подсудимый Кляйн начал так:

- Этот вопрос, может, не связан с сегодняшним предъявленным мне обвинением, но все же… Вы знаете, что мэр в рамках своих полномочий нередко отказывал в предоставлении земельных участков строительным компаниям. Вот, в частности, отказал ТДСК в апреле 2020 года в предоставлении участка на улице Ивановского…

- Да, отказал, - подтвердил свидетель Носов.

- А почему вы не пошли в суд?

- Мы посчитали отказ аргументированным и не сочли возможным опротестовать его. Просто решили, что надо работать дальше.

Адвокат Марина Вихлянцева не могла удержаться, чтобы лично не уточнить у профессионального строителя, почему при наличии санитарно-защитной зоны промышленную зону нельзя переводить в зону общественно-жилую? Вопрос для опытного застройщика был нетрудный, и Виктор Алексеевич с готовностью начал пояснять на конкретном примере:

- Вот мы сейчас переводим зону на Нижне-Луговой, 85. Раньше там была производственная площадка, она находилась в санитарно-защитной зоне. А потом наше предприятие стало владельцем этого участка, и мы около 2 лет занимались снятием санитарно-защитной зоны. Заодно сняли санитарно-защитную зону и у соседнего участка. И только после этого - со всеми исследованиями, с Роспотребнадзором - зашли в администрацию города, в комиссию по землепользованию. Потом прошли обсуждение на комитете Думы. А дальше этот вопрос будут решать депутаты на собрании Думы. Таковы правила.

Но если Виктор Алексеевич в этот самый момент подумал, что он блестяще «отстрелялся», он глубоко заблуждался.

«Экзаменаторы» в лице адвокатов явно вошли во вкус, и вопросы посыпались как из пулемета:

- Территориальное деление предполагает, что в составе зоны П4 возможна застройка?

- Нет.

- А в состав зоны ОЖ входит застройка?

- Да.

Судья активно включился в этот марафон уже в процессе, предложив:

- Давайте упростим. В жизни все бывает. Представим: есть зона ОЖ (жилая), но есть и санитарно-защитная зона 300 метров. Скажите, можно ли там дом построить?

Опытный строитель Носов явно почувствовал подвох, потому что на всякий случай уточнил:

- Есть зона ОЖ, и есть санитарно-защитная зона… То есть проект прошел экспертизу?

- Пройдет ли этот проект экспертизу, если там есть санитарно-защитная зона? – строго ответил вопросом на вопрос «Их честь».

- Ну, это на усмотрение государственного эксперта…- дипломатично попытался было вывернуться Виктор Алексеевич.

Но на суде не забалуешь и потому ему пришлось идти дальше:

- У нас есть зона ОЖ, и если там каким-то чудом случилась санитарно-защитная зона, то надо пройти экспертизу.

- И что потом? – никто никому не собирался бросать спасательный круг в волнах судебного спора.

- Если опять же каким-то чудом прошли и экспертизу, то все! Уже ничто не остановит стройку… - отважно завершил свое «плаванье» В.Носов.

Суд с видимым облегчением отпустил свидетеля Носова, тепло поблагодарив его на прощанье: «Спасибо, что пришли».

Интересное