Общество4 июня 2021 5:00

Дело томского мэра: Допрос потерпевшего - предпринимателя Рината Аминова проходил живо и не без «перчинки»

Ипэшник пожаловался суду, что мэр Кляйн на своих совещаниях называл его «щенком»
Ринат Аминов (слева) и его адвокат покидали здание суда усталые , но довольные.

Ринат Аминов (слева) и его адвокат покидали здание суда усталые , но довольные.

Фото: Фото автора.

В Советском районном суде в четверг продолжился процесс по «делу Кляйна». Допрос потерпевшего - предпринимателя Рината Аминова – проходил живо и не без «перчинки». Несмотря на кажущееся однообразие темы («земельные участки», «кадастровая стоимость», «санитарно-защитная зона»), журналисты не скучали.

Трудное счастье ипэшника Аминова

Хотя главная фигура громкого процесса – временно отстраненный от должности градоначальник Иван Кляйн – как раз в основном молчал. Кляйн задал Ринату Аминову только один вопрос: «Сколько было замечаний, помимо наличия санитарно-защитной зоны, в документе, который вам отклонила администрация города? На этот вопрос потерпевший ответил четко и сразу: «Тридцать два». Но это был один из немногих вопросов сегодняшнего судебного заседания, ответы на которые Ринат Харисович помнил.

Между прочим, в самом начале заседания адвокаты Ивана Кляйна своим уточняющими вопросами совсем было сбили с толку уважаемого предпринимателя. И тогда Ринат Харисович…очень непосредственно просто отказался отвечать на вопросы защиты Кляйна. Мол, не буду - и все.

Адвокаты Кляйна: Лариса Шейфер и Андрей Гривцов (Москва)

Адвокаты Кляйна: Лариса Шейфер и Андрей Гривцов (Москва)

Фото: Фото автора.

И все-таки для начала - немного о личности самого потерпевшего. Ринат Аминов – уважаемый бизнесмен, не чужой для Томска человек, это надо признать. Если кто-то приписывает Ринату Харисовичу не совсем прозрачные операции с городской недвижимостью, то пусть это будет на его совести. Мы говорим только о тех фактах, от которых не отказывается сам Аминов. Он не будет отрицать, что к своему трудному счастью индивидуального предпринимателя (покупка и продажа собственной недвижимости, сдача внаем собственного недвижимого имущества, деятельность заказчика-застройщика-генподрядчика) он шел долгим тернистым путем.

Не могу удержаться от цитаты с сегодняшнего заседания. Потерпевшего попросили назвать, какие объекты он покупал как индивидуальный предприниматель, а какие – как физическое лицо. Аминов не полез за словом в карман: «Какие-то объекты, когда мне было выгодно – покупал как индивидуальный предприниматель, какие-то – как физическое лицо». И то верно: ничего личного, только бизнес. На том его пути были и почившие в бозе Томский радиотехнический завод, и производственное объединение «Контур», и легендарный томский «Подшипник», точнее ОАО «Ролтом». Как свидетельствуют документы, многие здания бывших заводов были приобретены Ринатом Харисовичем по очень даже «божеской» цене. Но сейчас не об этом.

Сегодня Ринат Аминов – состоявшийся (и не только по томским меркам) предприниматель. По крайней мере в процессе судебного разбирательства на вопрос адвокатов Кляйна о том, есть ли у него в настоящее время 5 миллиардов рублей (столько стоит строительство жилищного комплекса на ул.Мокрушина, из-за которого все и началось), Аминов уверенно (и по-моему, с законной гордостью!) сказал: «Да, есть».

Тополиный пух, жара, июль…

Очевидно, что при таких возможностях сделать подарок действующему мэру в виде продажи ОАО «Томское пиво» по «бросовой» цене двух земельных участков (в общей сложности Аминов получил от сделки всего 350 тысяч рублей) взамен на лояльность градоначальника по изменению одной зоны на другую тогда, несколько лет назад, бизнесмен мог себе позволить. По крайней мере, так он утверждает в суде. Сегодня Ринат Харисович считает каждый миллион, затраченный на изготовление проекта планировки территории на ул.Мокрушина и другие побочные расходы: 11 миллионов, это, действительно, существенная сумма (если, конечно, не брать во внимание озвученные 5 миллиардов).

Но не все цифры давались в день суда Ринату Харисовичу вот так, с лету. На многие вопросы защитников мэра Кляйна ответ был одинаков: «Не помню. Давно это было. Пять лет назад». Один раз он даже игриво заметил: «То, что мне надо, я помню – это фамилия моей жены». Отказать в романтизме при всей склонности к забывчивости Ринату Харисовичу было никак нельзя. Например, сегодня он снова рассказал, как не только И.Кляйна с Г.Кляйн возил смотреть свой участок в Кисловку, а еще и главу строительной компании «Карьероуправление» Екатерину Собканюк. Не знаю, понял ли суд, к чему было названо имя Екатерины Мефодьевны, тем более, что тот участок она тоже у Аминова не купила. Да и назвать дату, когда они ездили с Собканюк в Кисловку, потерпевший опять-таки затруднился. Но чувствовалось, это было словно вчера: «Помню, была жара. Июнь. Или июль? И тополиный пух: он летел, и Екатерина Мефодьевна все время терла глаза…»

И про суффиксы

Сегодня не повезло представителям администрации города, которые также хотели задать потерпевшему вопросы. Ринат Харисович слегка запутался в показаниях о том, кто первый привел его к мэру Кляйну. Мы знаем из прошлого допроса, что это был Вячеслав Литвин, заместитель гендиректора ОАО «Томское пиво» по правовым вопросам (к слову, он сейчас также арестован). На этот раз Аминов заговорил о каком-то сотруднике мэрии (он не помнит его имя, что естественно), но упомянул канцелярию. Юристов мэрии эта информация задела за живое, и они попросили назвать имя этого человека.

Но это они сделали зря, потому что Ринат Харисович вдруг снова ошарашил суд заявлением:

- Вся администрация города причинила мне моральный и материальный вред, поэтому я не буду отвечать на вопросы представителей администрации!

Рината Харисовича терзают давние обиды, это было видно. И то, что кто-то ему рассказал, как мэр Кляйн его называет «щенком» на совещаниях, и то, что обещанное, как он выразился в суде, «ни хрена не выполняется» (за эти слова он получил замечание от судьи), и то, что адвокаты со своими вопросами замучили вконец…

Но и адвокатам И.Кляйна сегодня тоже было несладко. Когда Марина Вихлянцева попросила потерпевшего предъявить суду хоть какой-нибудь «документик» в обоснование своих финансовых потерь, ее остановил судья, попросив не применять уменьшительные суффиксы в произносимых в суде словах. Удивительно, но тут адвокатам в поддержку благородно выступил Ринат Аминов. Он сказал так: «А что суффиксы? Суффиксы я тоже могу применять. Я живу в России и тоже могу пользоваться богатой русской речью».

В этом присутствующие в зале суда, наверное, и не сомневались. А вот когда Аминов объявил суду, что завтра он не будет присутствовать на заседании и вместо себя, живого, просит зачитать свои письменные показания, журналисты, чувствуется, приуныли. Да, будет скучно, ребята.

Зачем вы так с нами, Ринат Харисович?

Интересное