Премия Рунета-2020
Томск
-28°
Boom metrics
Общество12 апреля 2021 2:40

Интересные истории из жизни томского космонавта Рукавишникова

23 апреля исполнится 50 лет со дня его первого полета в космос
Традиционное посвящение в космонавты Николая Рукавишникова после сдачи экзаменов, 1967 год.

Традиционное посвящение в космонавты Николая Рукавишникова после сдачи экзаменов, 1967 год.

О космонавте Николае Рукавишникове – дважды Герое Советского Союза, трижды совершившем полеты в космос, – написано немало. 23 апреля 2021 года исполнится 50 лет со дня его первого полета. Он стал отважным покорителем космического пространства, с именем которого часто связывают слово «первый». «Комсомолка» собрала интересные факты и истории из жизни нашего земляка.

На пути к звездам

Рукавишников родился в Томске 19 сентября 1932 года в семье железнодорожников. Жил на улице Пролетарской, учился в школе № 8 на проспекте Кирова. Поскольку семья в силу служебной необходимости колесила по всей стране, Коля Рукавишников образование получал в различных школах – в Томске, в городах Ангрен (Узбекистан) и Кяхта (Бурятия), а аттестат зрелости получил уже в Москве, в 1951 году.

В том же году поступил в МИФИ, на факультет электронных вычислительных устройств и средств автоматики. После окончания института в 1957-м получил назначение в научно-исследовательский институт, в ОКБ-1 Сергея Королева. В 1967-м Николай Николаевич был принят в отряд космонавтов и получил должность космонавта-испытателя третьего класса.

Рукавишников был зачислен в группу космонавтов, которая готовилась к полетам на Луну – облет спутника с последующей посадкой на планету. Но, увы, программа была свернута по той причине, что первыми в этом соревновании оказались американцы: их «Аполлон» сел на Луну в 1969 году.

Свой первый полет «томский Гагарин», совершил 23 апреля 1971 года.

Свой первый полет «томский Гагарин», совершил 23 апреля 1971 года.

Время первых

Свой первый полет «томский Гагарин», совершил 23 апреля 1971 года как инженер-испытатель «Союза-10», который должен был осуществить впервые в мире стыковку с орбитальной станцией «Салют-1». Стыковка прошла успешно, но полной герметичности стыка не произошло, поэтому перейти из корабля на станцию космонавтам в тот раз не удалось. И экипажу пришлось совершить ночную посадку корабля, что тоже было впервые!

Второй комический старт Рукавишникова был в декабре 1974-го, в качестве бортинженера на корабле «Союз-16». Командиром тогда был назначен Анатолий Филипченко. Команда должна была отработать системы, необходимые для совместного полета с американскими астронавтами. Экипаж справился блестяще. Интересно, что полет на «Союзе-16»,

продолжавшийся чуть менее шести суток, в биографии Рукавишникова оказался единственным, в котором не было чрезвычайных происшествий.

Но в экипаж «Союза-19», который в июле 1975 года состыковался с американцами, вошли Алексей Леонов и Валерий Кубасов. А Николай Рукавишников и Анатолий Филипченко выполняли роль дублеров, не получив и десятой доли известности участников встречи «Союза и «Аполлона» на орбите…

«Район посадки неизвестен»

Самым драматическим был третий полет, который состоялся в апреле 1979 года. На борту находились командир корабля Рукавишников и болгарский космонавт-исследователь Георги Иванов. Впервые случилось так, что руководителем полета был не летчик, а инженер, гражданское лицо.

Целью было состыковаться с орбитальной станцией, перейти внутрь и принять участие в совместных испытаниях новой аппаратуры и в исследованиях околоземного пространства. Но когда корабль приблизился к орбитальной станции, произошло ЧП – самопроизвольно отключилась двигательная установка!

Стыковка, как и другие операции стали невозможны, как и автоматический режим возвращения на Землю. У них был один единственный шанс вернуться: для этого нужно было совершить посадку вручную, используя резервный двигатель, чтобы развернуть корабль для перехода на орбиту спуска.

Николай Рукавишников знал «Союзы» как никто другой. Анализируя работу резервного двигателя, он пришел к выводу, что тот дает неполную тягу. А это значит, что импульс может оказаться недостаточным для схода с орбиты. И командир «Союза-33», ориентируясь исключительно на свой опыт и интуицию, дал команду на отключение двигателя вручную не через 188 секунд, а через 213 секунд. Если бы его расчеты оказались ошибочны, то экипаж остался бы на орбите и трагически погиб от удушья…

Никогда в истории космонавтики не случалось ничего подобного. Только благодаря грамотному командованию Николая Николаевича экипаж остался жив и благополучно вернулся на Землю. Так 12 апреля 1979 года впервые в истории космонавтики была выполнена аварийная посадка вручную. Интересно (это также было впервые), что их корабль начал торможение еще над Испанией, а приземлился в Казахстане.

Об этом полете Рукавишников, несмотря на весь драматизм, рассказывал с большим юмором. Особенно про своего коллегу болгарина Иванова.

«Командир, когда кушать будем?», – как-то спросил болгарин в полете. А на проводы приезжал болгарский посол и подарил им куль сухофруктов.

«Вон, у тебя подарок есть, давай жуй!» – смеясь, отвечал Рукавишников.

Интересно, что во время аварии в 1979-м командир не говорил о ней болгарскому коллеге до тех пор, пока они не приземлись. Переживал, что запаникует человек.

Командир корабля Рукавишников и болгарский космонавт-исследователь Георги Иванов.

Командир корабля Рукавишников и болгарский космонавт-исследователь Георги Иванов.

«И снится нам не рокот космодрома…»

В 1979 году Рукавишников прилетел в Томск, а сопровождал его Николай Петрович Кириллов, доктор философских наук, профессор ТПУ, в то время – секретарь обкома КПСС.

– Меня вызвал Лигачев и говорит, что на время пребывания товарища Рукавишникова, я буду его сопровождать. Я задание понял, составляю программу, еду встречать его в аэропорт… И спрашиваю, чтобы он сам хотел увидеть, любое ваше пожелание, – вспоминает Николай Петрович.

– Поедем сначала на улицу Белинского, стоит там дом деревянный, с резными наличниками, – недолго раздумывая, предложил Рукавишников.

Это удивило Кириллова, но пожелания гостя – превыше всего. Сев в машину, они отправились в самое сердце Томска. Приезд «томского Гагарина» тогда был большим событием, каждое местное СМИ хотело погреться в лучах славы нашего земляка, так что по приезду его уже ждали телевизионщики.

– Стоим, любуемся томским деревянным зодчеством… И вот одна девчонка-репортер спрашивает: «Николай Николаевич, а какие сны вам снились в космосе?». Он неожиданно для меня ответил: «Да вот эта деревянная архитектура Томска!», – с улыбкой рассказывает Кириллов.

В течение своей жизни Николай Николаевич не раз возвращался в свой родной город. В качестве почетного гостя посещал школу, где он учился, участвовал в областных партийных конференциях, встречался с томскими учеными, артистами, общественными деятелями.

В течение своей жизни Николай Николаевич не раз возвращался в свой родной город. В качестве почетного гостя посещал школу, где он учился, участвовал в областных партийных конференциях, встречался с томскими учеными, артистами, общественными деятелями.

Рыбий жир, булка и какао

Как вспоминает Николай Петрович, необычность Рукавишникова прослеживалась в его интересных рассказах. В тот самый приезд в 1979 году в 8-й школе, где учился космонавт, пионерской дружине уже присвоили имя Олега Кошевого. Поступило предложение назвать именем Рукавишникова новой 55-й школе, и после всех согласований отправились они на собрание пионерской дружины.

– А я помню себя пионером, – начал делиться Николай Николаевич по дороге. – Была война. В 1942 году мне было уже 10 лет. И мне больше всего запомнилось, как нас неожиданно собрали и повели от 8-й школы по проспекту Ленина до ресторана «Север». Мы помыли руки, сели за столы. И нас заставляют пить рыбий жир, по целой большой ложке, представляете!

Никто не хотел! Но была очень строгая учительница, и всем пришлось. Нам тогда еще сказали, что сейчас все солдаты пьют рыбий жир, чтобы быть здоровыми, крепкими… Пытались нас воодушевить. Потом принесли нам каждому по булке с горячим какао. И так нас раз в месяц водили… и угощали рыбьим жиром, булкой и какао.

22 сентября 1971 г. космонавту было присвоено звание Почетного гражданина Томска. В 1978 г. в его честь поставлен монумент у Белого озера в Томске.

22 сентября 1971 г. космонавту было присвоено звание Почетного гражданина Томска. В 1978 г. в его честь поставлен монумент у Белого озера в Томске.

«Да живой я, бабка, живой!»

В Томске возле Белого озера еще при жизни космонавта был установлен бюст Героя Советского Союза, а рядом с памятником – спускаемая капсула космического корабля, которая использовалась для предполетных тренировок. После их торжественного открытия Рукавишникова, как обычно, вечером отвезли на Синий Утес, где он остановился на время пребывания в Томске.

– Коля, – говорит он, обращаясь к Кириллову, – давай завтра на полчаса раньше встанем и поедем туда, я даже харю свою не рассмотрел!

В тот день в городе выпал снег. В честь открытия памятника на Белом озере установили новое освещение. Как вспоминает Кириллов, все сверкало, было удивительно красиво.

– В восемь утра приезжаем, подходим к бюсту и видим: стоит бабушка какая-то и крестится. Поворачивается к нам и спрашивает: «А кого здесь похоронили?» – рассказывает Николай Петрович. – Рукавишников раскинул руки и как закричит на все Белое озеро: «Да живой я, бабка, живой!»

Рукавишников был человеком простым и без «звездной болезни». Он сам себя даже называл иногда по-простому – Коля Ру…

Рукавишников был человеком простым и без «звездной болезни». Он сам себя даже называл иногда по-простому – Коля Ру…

Без «звездной болезни»

Как вспоминает Николай Петрович, Рукавишников был человеком простым и без «звездной болезни». Он сам себя даже называл иногда по-простому – Коля Ру…

С удовольствием делился своими воспоминаниями, в том числе и детскими. Рассказывал, например, как отчим подарил ему аж три велосипеда. Повзрослев, он начал заниматься мотоциклетным спортом и даже участвовал в гонках. Собственно, с мотоциклов и началась его любовь к технике, которая стала началом большого космического пути.

Интересное