Премия Рунета-2020
Томск
-13°
Boom metrics
Общество1 апреля 2021 4:10

Мамина радость, или Кое-что о добрых сыновьях

Реальные истории реальных людей
«Каждый должен проживать свою жизнь. И делать свои ошибки. И тогда он будет счастлив».

«Каждый должен проживать свою жизнь. И делать свои ошибки. И тогда он будет счастлив».

Сейчас, думаю, они все про себя поняли. И та, правда, которую они знают про себя, гораздо обиднее, чем могли бы придумать про них самые неистовые злопыхатели.

А ведь у всех у них – у каждого в отдельности! – с самого начала все складывалось замечательно. И все было очень похоже. Воспитаны все они были в прекрасных семьях, все получили высшее образование и специальность, к которой стремились... Вокруг всегда были толпы девушек, которые с радостью бросались им на шею и с трепетом ждали предложения руки и сердца. А потом… Потом у всех у них – у каждого в отдельности, естественно, по какой-то причине умирал отец, и мама оставалась одна. Абсолютно беззащитная в своем горе. «Должность» главы семьи по наследству, так сказать, переходила к любимому сыну. И вот тут-то начиналось то самое: «что-то пошло не так…»

Александр, 59 лет. Рос в семье сельских интеллигентов: мама - учительница, отец – директор совхоза. Дом – полная чаша. Родителей односельчане уважают. За приветливость, доброжелательность, и еще за то, что те выступали по праздникам перед публикой – играли в любительских спектаклях. Отец умер неожиданно рано: инфаркт. Сын тогда только поступил в педагогический вуз, жил в городе, в общаге. Вопрос, оставлять ли маму жить одну в большом осиротевшем доме или забрать к себе в город, даже не обсуждался.

Конечно, они продали дом в селе, купили небольшую квартирку на окраине Томска и зажили душа в душу. Пять студенческих лет сына (и мамы тоже - она знала все его институтские дела и компании!) пролетели быстро. Все у них было так славно, так размеренно… Она ждет его с занятий домой, готовит обед. Он приходит возбужденный, рассказывает о том, что произошло за день, с удовольствием уплетая мамин борщ… По праздникам – он никогда на праздники не оставлял маму одну! – у них обязательно бывал потрясающий торт: мама старалась.

Распределили Александра в одну из томских школ – учителем физики. Понятно, у красавца-парня и в студенчестве отбоя от девчонок не было: физики всегда дружили с филологинями, а уж в школе, окруженный одними сплошь девушками-женщинами разных лет, он и вовсе едва не попал в капкан… Но вовремя вспомнил про маму. Куда он приведет жену - в их маленькую квартирку? Эта ситуация очень напоминала их с мамой любимый фильм «Доживем до понедельника».

Так прошло почти сорок лет. Сейчас маме за 80. Александру 60. По-прежнему учительствует. Пьет втихушку. Но ругаются они с мамой громко. Соседи частенько слышат старческий крик: «Ну, женись! Женись! Кто тебе не дает?!» В ответ – несвязная мужская речь…

Вадим, 60 лет. Их называли «томской золотой молодежью» - отпрысков профессорских семей старейшего вуза, которые умудрились еще и в один класс попасть в элитной школе. Это был «золотой» класс. Играючи Вадик окончил и школу, и вуз. Там профессорствовал отец, но Вадик и сам был не промах: защитил кандидатскую рано, на него факультет возлагал большие надежды. Готовил докторскую, но… Он так любил жизнь, что полагал: докторская – точно не волк, в лес не убежит! Девушки, компании, шампанское… Насчет «жениться» он как-то обмолвился дома, но мать строго сказала: «Я ее видела, эту твою «невесту». Ну, не нашего круга дамочка, неужели ты не понимаешь?..» Ему, конечно, сделалось стыдно за свой выбор. Больше таких разговоров он не затевал.

Отца увезли по «скорой» с лекции. Они остались с мамой. Осиротели. Прежних компаний уже не было: друзья-приятели давно женились, знакомые девушки тоже повели уже вторых своих детей в первый класс… Докторская так и оставалась у него «в ближайших планах», только вот из вуза его попросили: ставку сократили, бюджет институту урезали: «Сам понимаешь, что сейчас с высшим образованием делают?!» Нет, он дома не пил – мама к этому делу была строга всегда. Он пил где-нибудь на стороне, но всегда возвращался домой. В любом состоянии. Потом не стало и мамы.

Сейчас его часто можно видеть в ближайшем к дому магазинчике шаговой доступности: в потрепанной, бывшей «дорогой» одежде, всегда «веселый», он заговаривает с молоденькими кассиршами тоном блистательного жуира, выбирая почти всегда один и тот же ассортимент: чекушку водки, буханку хлеба и литровую банку огурцов.

Виктор, 55 лет. Парень из простой семьи, он рано потерял отца. Отец ушел от рака – и Витька поставил себе цель: стать врачом. И стал! Поступил на лечебный факультет мединститута сам, без всяких связей. Отучился, попал по распределению в сельскую больничку, отработал положенные 3 года и вернулся домой. К маме.

Красавцем Виктор не был, но девушки на него виды имели. Иногда он приглашал в гости какую-нибудь коллегу-молоденькую докторицу из больницы, куда устроился анестезиологом. Мама, считая, что ее старший сын, Витькин брат, достаточно нелепо устроил свою судьбу, женившись на поварихе, придирчиво обсуждала выбор младшего. И обычно критиковала. То, что ей не понравилась курящая девушка, вполне объяснимо: «Зачем нам тут, в двух комнатах, «трубокурка»? Другая докторша не пришлась ко двору тем, что была слишком серьезна: «Мы с тобой и сами не особо веселые, а с этой совсем с тоски пропадешь!» У третьей, медсестры, был ребенок: «Да ты что?! Зачем тебе чужой сын, у тебя свои будут!» Больше Виктор домой никого не приводил, но сам стал периодически исчезать на неделю из дома, заставляя мать звонить к нему на работу и поднимать шум: «У меня сын пропал!»

Виктор стал пить не то, чтобы много, но часто. Потом у него случился инсульт, ему дали инвалидность. Сейчас еще не вполне восстановился. Не работает. По большей части сидит дома. С мамой. Ей 87.

Когда-то мудрец сказал: «Каждый должен проживать свою жизнь. И делать свои ошибки. И тогда он будет счастлив». Золотые слова. И для матерей. И для сыновей. Даже самых добрых.Это реальные истории реальных людей. И хотелось бы в каких-то моментах обвинить «квартирный вопрос», который испортил не только москвичей, и хотелось бы придумать тысячи объяснений позициям матерей, которые, конечно же, любили своих сыновей истово, каждой клеточкой материнского сердца. Хотелось бы оправдать и добрых сыновей: они сделали свой выбор в пользу матерей. Благородно. Но… Парни, парни…Мужчины. Делая благое дело, почему-то все они в конце концов стали несчастными и обозленными на весь мир. Как такое стало возможно – при такой огромной любви к ним?

Интересное